К 100-летию со дня рождения Давида Самойлова

Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые…
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!

 

1 июня исполняется 100 лет со дня рождения замечательного русского советского поэта и переводчика Давида Самуиловича Самойлова.

Давид Самойлов – это псевдоним Давида Самуиловича Кауфмана. Будущий поэт родился в Москве, поэзией начал увлекаться еще в студенческую довоенную пору. А первая публикация его произведений состоялась в 1941 году под настоящим именем автора – Давид Кауфман. Сборник назывался «Охота на мамонта». Еще в период учебы в Московском институте истории, философии и литературы (ИФЛИ) Д. Самойлов познакомился с С. С. Наровчатовым, М. В. Кульчицким, Б. А. Слуцким, П. Д. Коганом, которым посвятил стихотворение «Пятеро». Этих авторов, как и многих других, живших в то время,  позднее стали называть поэтами военного поколения.

Поэт прошел всю войну, получил ранение, три награды, участвовал в боях за Берлин – конечно, война оставила отпечаток в душе молодого человека, что позднее вылилось в стихи.

Самое известное стихотворение Давида Самуиловича, посвященное войне, называется «Сороковые, роковые…».

Сороковые, роковые,
Военные и фронтовые,
Где извещенья похоронные
И перестуки эшелонные.

Гудят накатанные рельсы.
Просторно. Холодно. Высоко.
И погорельцы, погорельцы
Кочуют с запада к востоку…

А это я на полустанке
В своей замурзанной ушанке,
Где звездочка не уставная,
А вырезанная из банки.

Да, это я на белом свете,
Худой, веселый и задорный.
И у меня табак в кисете,
И у меня мундштук наборный.

И я с девчонкой балагурю,
И больше нужного хромаю,
И пайку надвое ломаю,
И все на свете понимаю.

Как это было! Как совпало –
Война, беда, мечта и юность!
И это все в меня запало
И лишь потом во мне очнулось!..

Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые…
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!

 

После войны, кроме сочинения собственных стихов, поэт занимался поэтическими переводами, сочинял пьесы для детей, писал песни для кино. Сотрудничал с театром на Таганке, с «Современником» и театром им. Ермоловой. Опубликовал несколько поэтических сборников.

Умер поэт 23 февраля 1990 года в городе Пярну (Эстония), на сцене театра, после своего выступления неожиданно и легко – «смертью праведника».

Поэзию Давида Самойлова отличает непоколебимая вера в свою страну, в любовь как основу жизни, а также убеждение, что в себе, а не в окружающих надо искать причины наших бед и неудач.

 

О влиянии Пушкина на творчество Давида Самойлова

Поэтический мир Давида Самойлова тесно связан с пушкинской традицией. Пушкинские темы, или мотивы, видны в стихотворениях о природе, любви, в стихотворениях, касающихся личности Пушкина, его биографии: «Пестель, поэт и Анна», «Михайловское», «Болдинская осень». Он обращался к Пушкину, потому что это истинная поэзия, а «ИСТИННАЯ ПОЭЗИЯ НЕ УСТАРЕВАЕТ НИ В КАКИЕ ВРЕМЕНА»

 

Приведем отрывки из «Воспоминаний» Давида Самойлова, написанные поэтом накануне 200-летнего пушкинского юбилея (1999 года)

 

«ПУШКИНСКАЯ ПОЭЗИЯ УЧИТ ЖИТЬ И ФОРМИРУЕТ ЛИЧНОСТЬ

 

Тот, кто думает, что пушкинские стихи просты и читать их просто, – ошибается. Стихи Пушкина надо читать и перечитывать, не пренебрегая ни единым словом, ни единым звуком, сквозь слова и звуки входя в этическую сферу поэзии. В пушкинской поэзии все проникнуто духовностью, в ней нет ничего случайного – только прожитое и осмысленное в образе и звуке, в каждой детали устройства стиха. Я назвал бы истинной поэзию, которая учит жить, формирует личность и приобщает к культуре. А что не учит и не приобщает, на мой взгляд, – не поэзия, а нечто более или менее на нее похожее.

Вот и оказывается совсем не легким занятием чтение Пушкина. И конечно, чтобы войти в пушкинский мир культурных ценностей, надо иметь представление о ценности культуры. Поэтому чтение стихов связано не только с любовью к стихотворному слову, но и с целым рядом других человеческих качеств, которые должен растить в себе каждый читатель.

 

БЫТЬ СВОБОДНЫМ – ЗНАЧИТ БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ ЧЕСТИ

 

Пушкин для России не только синоним поэта, чей поэтический гений был рано признан друзьями, литераторами и кругом образованных читателей. Пушкин для России – и новый тип человека. Чувство дружбы, чувство духовного единения – видимо, первое, что мы замечаем при рассмотрении личности Пушкина. Не менее важная черта его характера – потребность свободы. Эту потребность поэт выражает всегда. Быть свободным – это значит быть человеком чести.

Чувство чести – всегдашний ориентир жизни Пушкина. Через честь нельзя переступить – она не зависит от обстоятельств. Ради чести жертвуют всем. Даже жизнью, что и случилось на дуэли с Дантесом. Эта истина поверяется поведением поэта где бы то ни было: в ссылке или в свете, в Кишиневе или в петербургском салоне. Она поверяется и в отношениях с друзьями и правительством, издателями или цензурой. И везде поведение Пушкина безупречно.

 

Я ЗА СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРЕДМЕТ – ПУШКИНОВЕДЕНИЕ

 

Я бы ввел специальный отдельный учебный предмет – пушкиноведение. Изучение Пушкина должно лечь в основу школьных программ по русской литературе XIX века.

Книга Вересаева «Пушкин в жизни» достойна быть настольной для каждого русского читателя.

Для массового издания я бы рекомендовал также биографию Пушкина, написанную Ю. Лотманом, и книгу о пушкинских местах С. Гейченко. Естественно, что должны быть восстановлены все пушкинские места в России, и в первую очередь – подмосковное Захарово». Приведем его стихотворение «Болдинская осень»:

 

Болдинская осень

Везде холера, всюду карантины,
И отпущенья вскорости не жди.
А перед ним пространные картины
И в скудных окнах долгие дожди.

Но почему-то сны его воздушны,
И словно в детстве — бормотанье, вздор.
И почему-то рифмы простодушны,
И мысль ему любая не в укор.

Какая мудрость в каждом сочлененье
Согласной с гласной! Есть ли в том корысть!
И кто придумал это сочиненье!
Какая это радость — перья грызть!

Быть, хоть ненадолго, с собой в согласье
И поражаться своему уму!
Кому б прочесть — Анисье иль Настасье?
Ей-богу, Пушкин, все равно кому!

И за полночь пиши, и спи за полдень,
И будь счастлив, и бормочи во сне!
Благодаренье богу — ты свободен —
В России, в Болдине, в карантине…

 

История песни на стихи Давида Самойлова «Когда мы были на войне»

Нередко случается так, что песня,  у которой есть авторы, считается народной. Наверное,  это лучшая награда для её создателей. Так случилось со стихотворением Давида Самуиловича Самойлова «Песенка гусара».  Многие сейчас, наверное, очень удивились. Ведь даже прославленный «Кубанский казачий хор» объявляет эту песню «Когда мы были на войне» как казачью народную.

Тем не менее, стих «Песенка гусара» нам более известен как текст песни «Когда мы были на войне». Впервые он появился в сборнике «Голоса за холмами». Стихотворение – внутренний монолог воина-кавалериста – датируется 1982 годом. В середине 80-х годов это стихотворение прочёл бард и композитор Виктор Столяров. Простые и незамысловатые, но вместе с тем душевные и вневременные слова, что называется его «зацепили». Виктор Иванович написал такую же простую мелодию и впервые исполнил песню вместе со своим коллективом «Талисман» на одном из бардовских фестивалей. Затем «Когда мы были на войне» прозвучала на радиостанции «Юность».

А затем песня ушла в народ. Пелась многими самодеятельными исполнителям, которые понемногу меняли и дополняли авторский текст. Существует несколько вариантов исполнения песни. В последнее время песня особо полюбилась многим русским народным и казачьим коллективам. Что не мудрено. Простые слова простого воина. Вечная тема мира и войны, любви и смерти. Приводим текст стихотворения Давида Самуиловича Самойлова, а вы сами посмотрите, что изменил  в нем народ за прошедшее время.

 

Песенка гусара

Когда мы были на войне,
Когда мы были на войне,
Там каждый думал о своей
Любимой или о жене.

И я бы тоже думать мог,
И я бы тоже думать мог,
Когда на трубочку глядел,
На голубой её дымок.

Как ты когда-то мне лгала,
Как ты когда-то мне лгала,
Как сердце легкое своё
Другому другу отдала.

А я не думал ни о ком,
А я не думал ни о ком,
Я только трубочку курил
С турецким табаком…

Когда мы будем на войне,
Когда мы будем на войне,
Навстречу пулям понесусь
На молодом коне.

Я только верной пули жду,
Я только верной пули жду,
Что утолит мою печаль
И пресечет мою вражду.