Из истории первой екатеринодарской школы

Первым просветителем Черномории (так называли Кубань до 1860 года) по праву можно считать отца Кирилла Васильевича Россинского (1775 (?) – 1825 гг.). Священник прибыл в совсем молодой еще город Екатеринодар в июле 1803 года и отчетливо понимал отличие Кубани от других регионов империи – на всем лежала печать военного духа. Первыми по времени «школами грамотности» в Черномории были войсковая и станичные канцелярии. Перед войсковым обществом по настоянию высших властей Петербурга и Харькова встала первоочередная задача – повысить грамотность населения.

И вот в 1803 году в Екатеринодаре открывается первая школа. Через три года, 14 декабря 1806 года, по ходатайству протоиерея черноморского казачьего войска К. В. Россинского она была преобразована в уездное начальное училище, где обучалось 108 учеников – 97 мальчиков и 11 девочек (для Черномории начала XIX века это было существенно).

Возглавив уездное училище, К. В. Россинский прежде всего стремился как можно скорее наладить учебный процесс. Учительский штат состоял из трех учителей и смотрителя, а ученики были разделены на два класса. В 1807 году училище получило первые учебники, а в конце 1807 года занятия стали вестись по расписанию: каждый день от 9 до 12 часов ученики занимались изучением «Евангелия», «Естественной истории», «Пространного катехизиса», «Российского букваря» и правописания; с 14 до 17 часов – геометрией, физикой, механикой, арифметикой, историей, географией, чтением и рисованием. В конце учебного года – 22 июля – проводились экзамены. Каникулы начинались с 28 июля.

Один из учеников народного станичного училища на Кубани, в будущем известный кубанский историк И. Д. Попко вспоминал: «Школяр, – пишет он, – являлся в обитель науки в праздничном кафтане и с таким большим, как он сам почти, горшком каши… Наставник, приняв дары, – кусок шелковой материи и медный ключ к дверям дальнейшей грамотности – гривну медных денег… ставил между невкусною умственной пищей вкусную кашу и погружал в недра символического яства ложку – сам и птенцы». С обычая приносить в первый день обучения в школу кашу и пошло выражение «однокашник».

Но вернемся к Черноморскому уездному училищу. Основанное на пожертвования, собранные К. В. Россинским, оно находилось на территории нынешнего парка им. М. Горького (Городской сад) и занимало отдельный деревянный дом. В здании помещался 20-фунтовый «колокольчик», тот самый маленький колокол, отлитый в Херсоне, привезенный в 1795 году в Екатеринодар. Этим звонким колокольчиком школьный сторож созывал каждое утро, в 8 часов, учителей и учеников к началу занятий.

Рядом с училищем в 30-е годы XIX века находилась войсковая канцелярия, суд, острог, правление, архив, позже перестроенный в общественный клуб, то есть все «войсковые присутственные места».
Железная крыша училища, окрашенная красной масляной краской, издали привлекала взор, сияя между зеленых дубовых ветвей, и была единственной тогда во всем Екатеринодаре, так как в большинстве своем турлучные, деревянные или саманные дома и хаты покрывались самым дешевым материалом, лежавшим под рукой, – камышом или соломой. Поэтому горожане называли приметное уездное училище за его яркую кровлю «красным». Бывало, встретятся на базаре два знакомых казака, разговорятся.

– А где ваш сын учится? – спросит один у другого.
– В Красном училище! – и все ясно, как божий день.

Питомцы же Красного училища получали прозвище – «красная вошь». Из-за этого прозвища нередко между школярами происходили кулачные бои.

Одной из проблем школы и школьников было отсутствие обуви. Юный город Екатеринодар от поздней осени до поздней весны тонул в сплошной грязи – путь до школы мог быть проблематичным. Но Красное училище считалось единственным во всей Черномории, где, как говорили казаки, «учили толково».

Памятным событием в жизни учеников, их родителей и учителей был выпускной вечер – «торжественный акт». В этот день выдавались свидетельства об окончании училища, произносили речи, здравицы, напутствия, читали стихи, разыгрывались театральные сценки, порой забавные и поучительные. И завершался прощальный праздник благодарственным словом. Юный чтец, хорошо вызубривший текст приветствия, живо и пышно написанного доморощенным Цицероном, торжественно декламировал: «Благодарим наших наставников за их постоянные заботы об образовании нашего ума и сердца истинами науки и религии…».

#ЛитературныймузейКубани