200 лет со времени посещения А. С. Пушкиным Кубани

 

В этом году исполняется 200 лет со времени посещения А. С. Пушкиным Кубани. Он первым из крупных русских писателей побывал в нашем крае – Черномории, как он тогда назывался. Сосланный в мае 1820 года в Екатеринослав, Александр Сергеевич заболел там и был отпущен для лечения в Горячие Воды. Оттуда вместе с Н. Н. Раевским и его семейством он выехал в Крым через территорию Правого фланга Кавказской линии и Черноморию. Молодой поэт любовался природой нашего края, лихими наездниками – черноморскими казаками, слушал их красивые протяжные песни. Несколько позже он писал своему брату Льву Сергеевичу: «Видел я берега Кубани и сторожевые станицы – любовался нашими казаками. Вечно верхом; вечно готовы драться; в вечной предосторожности!.. Вокруг нас ехали 60 казаков, за ними тащилась заряженная пушка, с зажженным фитилем…». В этом же письме Пушкин писал, что он сделал заметки о жизни казаков. Но, к сожалению, эти «Замечания» не сохранились: очевидно, они были уничтожены автором во время восстания декабристов в 1825 году.

В августе 1820 года Пушкин побывал в Прочноокопской, Темижбеке, Кавказской, Усть-Лабинской крепости. В Изрядном Источнике его и семью Раевских встретил атаман Черноморского казачьего войска полковник Г. К. Матвеев, который сопровождал их через всю Кубань до Тамани. Александр Сергеевич останавливался в Екатеринодаре, проезжал Мышастовскую почтовую станцию, Ивановский курень, Копыл, Темрюк, Пересыпь, Сенную и выехал в Фанагорийскую крепость, расположенную недалеко от Тамани, которую он покинул 15 августа, и на пароходе прибыл в Керчь. Исторические сведения о Тамани, вдохновили поэта на замысел поэмы «Мстислав».

Писатель, литературовед Николай Федорович Веленгурин писал: «Однако уж кто-кто, а Пушкин в Тамани хорошо понимал, по какой земле ходил, какое исторически давнее и славное прошлое скрыто перед ним. О Тмутараканском княжестве он знал по «Истории» Н. М. Карамзина, очередные тома которой незадолго до этого вышли в свет и содержали подробное описание самой южной окраины Руси. Неслучайно вскоре после пребывания на Тамани поэт задумал поэму «Мстислав» об известном тмутараканском князе, победившем предводителя касогов Редедю, о его походах в горы.

Кубанские впечатления прослеживаются и в черновом варианте восьмой главы романа «Евгений Онегин»:

Простите, снежных гор вершины.
И вы, кубанские равнины;
Он едет к берегам иным.
Он прибыл из Тамани в Крым…

Неоконченная кавказская поэма А. С. Пушкина «Тазит» открыла его читателям с новой стороны. Они увидели, что поэт, проявляя глубокий интерес к Кубани, стремился разобраться в тех важных исторических процессах, которые совершались в жизни адыгских племен. О Кубани Пушкин вспоминал и в «Истории Пугачева».

Первым к теме «Пушкин и Кавказ» обратился известный кубанский писатель Н. Н. Канивецкий, который в 1899 году, к 100-летнему юбилею поэта, подготовил и опубликовал в газете «Кубанские областные ведомости» статью «Кубанская область в произведениях А. С. Пушкина».

Наиболее полное описание путешествия поэта по Кубани (Черномории) мы можем встретить у писателя-краеведа Н. Ф. Веленгурина в его книге «Дорога к лукоморью», выпущенной Краснодарским книжным издательством в 1976 году и выдержавшей несколько изданий, и в книге историка В. А. Соловьева «Пушкин на Кубани», выпущенной в 2000 году.

#ЛитературныймузейКубани