12 апреля — День космонавтики

Кронид Обойщиков
«Герою Советского Союза Анатолию Николаевичу Березовому»

Разговорчивый, веселый,
С непокрытой головой
Вез меня в родной поселок
Космонавт Березовой.
Его помнит каждый встречный,
Узнает издалека.
Весь Энем давно освечен
Гордой славой земляка.
Что Энем? Вся Адыгея,
Вся Россия, в те года
Сами были в апогее
Дерзновенного труда.
Пусть поселок обозначен
Еле видимым кружком,
Но для сердца много значат
Эта улочка и дом.
Эта изгородь, поляна,
Эта школа номер два,
Где» он «Родина» и «мама»
В первый раз писал слова.
Когда враг поселок занял,
Толик в люльке еще спал.
Батько где-то партизанил,
Мать с детьми ушла в подвал.
Бедовали, голодали,
Но пришел победы час.
Сын учился, и с медалью
Завершил десятый класс.
Уже в детстве все преграды
Он умел перешагнуть.
И упрямым словом «надо»
Пробивал к успехам путь.
С этим главным словом кратким
Тверже воля и рука.
Первым был на школьной грядке,
На заводе — у станка.
И в училище, военном,
-. И на МИГе в небесах,
И у необыкновенной
Светлой девушки в глазах.
Он без всякого сомненья
Шел на трудные дела,
Утвердив свои решенья
Четким росчерком крыла.
Твердо знал, что будет завтра,
Рвался к свету и добру.
И в отряде космонавтов
Он пришелся ко двору.
Двенадцать лет жестоких тренировок,
Учеба от звонка и до звонка.
И тысячи таких головоломок,
Которых суть неведома пока,
Ведь космос до сих пор еще загадка.
Хотя Гагарин распечатал дверь,
Не все полеты проходили гладко-
Был звездный путь из терний и потерь.
И снова центрифуги напряженье
И барокамера — в который раз!
Уже друзья земное притяженье,
Как пуповину, рвали в звездный час.
И лучший друг Володька Джанибеков
Ходил на «орбиталке» вдалеке.
А он еще земным был человеком,
Земным трудягой в;Звездном городке.
Дублером был счастливых экипажей,
На них с тоской и завистью глядел.
«Салют», «Союз» — все изучил. И даже
Закончить академию успел.
Но вот свершилось. В поле космодрома
В скафандре он, в своем желанье тверд.
«Союз Т-5» — комок огня и грома—
Поднял на семимесячный рекорд.
Семь месяцев вокруг родной планеты,
Двести одиннадцать ночей и дней.
В одну секунду — восемь километров
Над колыбелью и судьбой своей.
С бортинженером Лебедевым рядом
Работу свою трудную вели.
Им помогало только слово «надо»,
Да тихий голос матери-Земли.
Как эту славу надо бы беречь!
Но черным ветром с Запада подуло,
И в океане слава утонула,
А в космосе утихла наша речь.
Когда корабль «Мир» взяла волна
Навек в свою глубокую могилу,
У космонавтов сердце защемило,
Заплакала вся нищая страна.
Надежда, может быть, осветит нас,
Взойдет зарей в каком-то близком «завтра»,
Но опытные наши космонавты,
Не долетав, уйдут в запас.
И все же через годы и века,
Когда появятся иные темы,
Гордиться будут жители Энема
Космическим геройством земляка.